Cooperation in Rural Russia: Past, Present and Future [Кооперативы сельской России: прошлое, настоящее и будущее ]

  • Alexander Sobolev Российский университет кооперации
  • Alexander Kurakin Национальный исследовательский университет "Высшая школа экономики", Москвае
  • Vladimir Pakhomov Российский университет кооперации
  • Irina Trotsuk Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ
Ключевые слова: кооперация, сельскохозяйственные кооперативы, развитие ко- операции, развитие кооперации, сельская Россия, экономическая теория кооперации

Аннотация

Александр Валерьевич Соболев – доктор экономических наук, профессор, Российский университет кооперации. Адрес: 141014, Московская область, Мытищи, ул. В. Волошиной, 12/30. E-mail: sobolev-alekc@mail.ru

Александр Александрович Куракин – старший научный сотрудник, Лаборатория экономико-социологических исследований, Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»; старший научный сотрудник Центра аграрных исследований, Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ. Адрес: 101000, Москва, ул. Мясницкая, 11. E-mail: akurakin@hse.ru

Владимир Михайлович Пахомов – доктор экономических наук, профессор, Российский университет кооперации. Адрес: 141014, Московская область, Мытищи, ул. В. Волошиной, 12/30. E-mail: vmpahomov@yandex.ru

Ирина Владимировна Троцук – доктор социологических наук, ведущий научный сотрудник, Центр аграрных исследований, Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ; доцент, Российский университет дружбы народов. Адрес: 119571, Москва, пр-т Вернадского, 82. E-mail: irina.trotsuk@yandex.ru

Цитирование: Sobolev A., Kurakin A., Pakhomov V., Trotsuk I. (2018) Cooperation in Rural Russia: Past, Present and Future. Mir Rossii, vol. 27, no 1, pp. 65–89. DOI: 10.17323/1811-038X-2018-27-1-65-89

 

Несмотря на то, что кооперативная деятельность является значимой частью экономики многих стран (особенно в аграрном секторе), в России сельская кооперация  – едва ли не самый маргинальный элемент сельского хозяйства страны, что удивительно, если вспомнить, что в начале ХХ в. российская кооперация переживала бурный рост. Безусловно, серьезное негативное влияние на кооперацию оказал советский период, однако нельзя списывать все неудачи кооперативного движения только на него. Цель статьи – охарактеризовать нынешнее состояние сельской кооперации в России, опираясь на основные исторические этапы ее развития, как в значительной степени определившие сегодняшние трудности в стране, а также описывая форматы сельской кооперации, их сильные и слабые стороны, факторы успешности и причины неудач.Несмотря на то, что кооперативная деятельность является значимой частью экономики многих стран (особенно в аграрном секторе), в России сельская кооперация  – едва ли не самый маргинальный элемент сельского хозяйства страны, что удивительно, если вспомнить, что в начале ХХ в. российская кооперация переживала бурный рост. Безусловно, серьезное негативное влияние на кооперацию оказал советский период, однако нельзя списывать все неудачи кооперативного движения только на него. Цель статьи – охарактеризовать нынешнее состояние сельской кооперации в России, опираясь на основные исторические этапы ее развития, как в значительной степени определившие сегодняшние трудности в стране, а также описывая форматы сельской кооперации, их сильные и слабые стороны, факторы успешности и причины неудач.Кооперация в России прошла особый путь. В стране, где сотню лет назад 9/10 населения составляли крестьяне, все кооперативные объединения, за исключением потребительских и кредитных, были тесно связаны с сельским хозяйством. Сельские кооперативы в России зародились (в 1865 г.) и развивались в двух видах: сельскохозяйственные общества и сельскохозяйственные товарищества.Кооперативное движение за полвека существования добилось больших успехов, позволяя сельскому населению довольно быстро и реально улучшить свои материальные условия. Кооперативы оказались единственным организованным массовым движением, способным объединить все сословия на добровольных началах: свыше 50 тыс. кооперативов охватывали от 10 до 20 млн членов. До революции России принадлежало мировое первенство по числу кооперативных организаций, а по оборотам и числу участников она входила в тройку стран-лидеров. На селе кооперация объединяла больше населения, чем любые иные институты.В 1918–1920 гг. произошли слом и деформация кооперации, которая перестала быть самоуправляемой и самодостаточной, превратившись в распределительный аппарат. Советская кооперация трансформировалась в крупную систему из тысяч низовых организаций с десятками миллионов членов, но обросла чрезмерной бюрократией: вся ее деятельность нормировалась и регламентировалась часто нелепыми планами и предписаниями властей. Эта громоздкая система не могла удовлетворять запросы миллионов своих членов, потому что работала на советское государство. Советские кооперативы перевоплотились в разновидность государственных предприятий и пародию на подлинную кооперацию.За последнюю четверть века в сельском хозяйстве России произошли радикальные перемены, связанные с упразднением советской колхозно-совхозной системы и внедрением рыночных институтов. Первоначально реформы предполагали, что главным сельскохозяйственным производителем в стране должно стать фермерское хозяйство, однако его роль в общем объеме сельскохозяйственной продукции остается незначительной, в том числе и потому, что с 2000-х гг. нарастают масштабы концентрации сельскохозяйственного производства за счет укрупнения предприятий и создания сверхкрупных агрохолдингов. Их поддерживают государство и региональные элиты, которые отводят мелким производителям и их кооперативам вспомогательную роль. Впрочем, в ряде государственных программ прописаны меры по стимулированию мелких форм сельскохозяйственного производства, в частности, развитие сельской кооперации, например, в национальном проекте «Развитие АПК», в продолжившей данный проект государственной программе на 2013–2020 гг. и в принятой в 2015 г. «Стратегии устойчивого развития сельских территорий».Кооперация на селе сегодня в основном регулируется законами «О сельскохозяйственной кооперации» и «О потребительской кооперации», поэтому предусмотрено два вида сельскохозяйственных кооперативов: производственные (СПК)  – коммерческие организации, и потребительские (СПоК) – некоммерческие организации, в которые входят и кредитные (СКПК). В связи с этим в экспертной среде развернулась полемика по поводу такого двойственного кооперативного законодательства.Исторически современная сельская кооперация в России имеет три корня: (1) СПК – прямые наследники колхозов; (2) потребительские общества в системе Центросоюза – также порождения советской экономической системы; (3) созданные в постсоветское время кооперативы (сервисные (снабженческие, сбытовые, перерабатывающие) и кредитные). С точки зрения мирового кооперативного опыта СПК не являются кооперативами в привычном на Западе понимании. В начале пореформенного периода СПК были популярной организационной формой, однако впоследствии их количество стало неуклонно сокращаться, и в настоящий момент перспективы СПК довольно туманны.Центросоюз в советское время был разветвленной организацией, занимающейся торговлей на селе и закупкой сельхозпродукции у населения. С распадом СССР Центросоюз в целом сохранил прежние функции: около 70% его деятельности приходится на розничную торговлю, 76% ее оборота составляют продовольственные товары, 80% магазинов находятся в сельской местности. Однако по сравнению с советским временем роль потребительской кооперации снизилась: в 1990 г. на Центросоюз приходилось 84% товарооборота на селе, сегодня – 13% (вследствие прихода частных предпринимателей).Создаваемые с нуля в постсоветское время кооперативы не имеют негативного советского багажа и в большей степени отвечают интересам своих членов. Так, число потребительских кооперативов в период 2006–2013 гг. выросло почти в пять раз. Как успешные, так и неуспешные потребительские кооперативы, как правило, демонстрируют общую черту российской кооперации – сильную зависимость от региональных властей: зачастую они создаются «сверху». Вследствие этого многие из них «дышат на ладан», поскольку региональные власти относятся к ним формально, создавая требуемое количество кооперативов но не особо беспокоясь об их дальнейшей судьбе. Даже если региональные власти заинтересованы в развитии сельской кооперации в качестве механизма поддержки мелких сельхозпроизводителей, то создают лишь специфические организационные структуры – с формальным членством, отсутствием материальной ответственности рядовых членов и решением всех вопросов руководством с помощью местной администрации, которая предоставляет кооперативам собственную рыночную нишу за счет обеспечения гарантированных каналов сбыта и урегулирования проблем с контрагентами, т.е. кооперативы не способны выживать автономно в условиях конкуренции.Кредитные кооперативы являются важным источником заемных средств для малых форм хозяйствования на селе, находясь на этом рынке на третьем месте после ОАО «Россельхозбанк» и ОАО «Сбербанк России». После 2011 г. развитие СКПК существенно замедлилось: одним из ключевых барьеров для их развития является отсутствие стабильного и постоянного источника кредитных ресурсов. Успешность деятельности СКПК в большинстве случаев зависит (при прочих равных условиях) от пополнения фонда финансовой взаимопомощи, в том числе за  счет внешних заимствований, но источники и возможности для их привлечения у кооперативов крайне ограничены.Огромные региональные различия внутри страны не позволяют однозначно выделить какой-либо единый общероссийский вектор в развитии кооперации. Тем не менее можно выделить две ключевые черты нынешней российской кооперативной модели. Во-первых, ни о какой идеологической подоплеке кооперативного движения сегодня говорить не приходится: кооперация мыслится в чисто утилитарном ключе. Во-вторых, государство было, есть и в обозримой перспективе останется одним из важнейших факторов развития кооперации.

***

Несмотря на свою длительную историю, кооперативный сектор в России все еще (или вновь) находится на стадии формирования, что обусловлено целым рядом трудностей:1) сложным и противоречивым советским наследием, в т.ч. негативным стерео-типным восприятием кооперации;2) отсутствием кооперативного движения «снизу»: рыночные реформы 1990- х  гг. и обусловленное ими снижение уровня жизни населения не породили бум самоорганизации общества в ответ на экономические трудности;3) идеологическим приматом и экономическим доминированием крупного производства;4) неудовлетворительным состоянием академических исследований кооперации.

Скачивания

Данные скачивания пока не доступны.

Биографии авторов

Alexander Sobolev, Российский университет кооперации

Доктор экономических наук, профессор, Российский университет кооперации

Alexander Kurakin, Национальный исследовательский университет "Высшая школа экономики", Москвае

Старший научный сотрудник, Лаборатория экономико-социологических исследований, Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»; старший научный сотрудник Центра аграрных исследований, Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ

Vladimir Pakhomov, Российский университет кооперации

Доктор экономических наук, профессор, Российский университет кооперации

Irina Trotsuk, Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ

Доктор социологических наук, ведущий научный сотрудник, Центр аграрных исследований, Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ; доцент, Российский университет дружбы народов

Опубликован
2018-02-24
Как цитировать
Sobolev, A., Kurakin, A., Pakhomov, V., & Trotsuk, I. (2018). Cooperation in Rural Russia: Past, Present and Future [Кооперативы сельской России: прошлое, настоящее и будущее ]. Мир России, 27(1), 65-89. https://doi.org/https://doi.org/10.17323/1811-038X-2018-27-1-65-89
Раздел
АГРАРНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ