https://mirros.hse.ru/issue/feed Мир России 2018-04-23T01:57:18+03:00 Качурина Джамиля Львовна mirros.info@gmail.com Open Journal Systems <p>Журнал включен в перечень ведущих рецензируемых научных изданий ВАК&nbsp;Министерства&nbsp;образования и науки РФ, а также в две международных базы данных публикаций&nbsp;на базе Web of Science – Russian Science Citation Index (RSCI)&nbsp;и Emerging Sources Citation Index (ESCI); индексируется реферативной базой данных <a class="link external" href="http://www.scopus.com/" target="_blank" rel="nofollow">Scopus<ins class="i"></ins></a></p> https://mirros.hse.ru/article/view/7689 Социально-экономическое неравенство в современном мире и становление новых форм социального расслоения в России 2018-04-23T01:57:18+03:00 Овсей Ирмович Шкаратан ovsey.shkaratan@gmail.com <p><em><strong>Овсей Ирмович Шкаратан</strong></em> – доктор исторических наук, ординарный профессор, заведующий, Лаборатория сравнительного анализа развития постсоциалистических обществ, Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики». Адрес: 110100, Москва, ул. Мясницкая, д. 20. E-mail: ovsey.shkaratan@gmail.com</p> <p><strong>Цитирование:</strong> Шкаратан О.И. (2018) Социально-экономическое неравенство в современном мире и становление новых форм социального расслоения в России // Мир России. Т. 27. № 2. С. 6–35. DOI: 10.17323/1811-038X-2018-27-2-6-35</p> <p>В статье показано, что в настоящее время как в России, так и во всем мире проблемы социально-экономического неравенства не утратили своей актуальности, поскольку разрыв в доходах между богатыми и бедными слоями населения не сокращается. Несмотря на то, что в период экономического подъема в 2000-е годы доходы российского населения ощутимо выросли по сравнению с этапом реформ 1990-х годов, показатели неравенства в России остаются одними из самых высоких в мире. Де-факто осуществляемая властями социальная политика не достигает декларируемых целей; возможности налоговых мер по перераспределению богатств в пользу наиболее нуждающихся слоев населения остаются нереализованными. Весомая часть россиян живет в условиях бедности, многие из них при этом работают, но их доходы лишь незначительно превышают прожиточный минимум. В то же время отсутствие существенных результатов в эгалитарной политике государства сопровождается ростом числа олигархов, что позволяет сделать выводы о недостаточной реализации имеющегося потенциала по сокращению неравенства в России.</p> 2018-04-16T00:00:00+03:00 ##submission.copyrightStatement## https://mirros.hse.ru/article/view/7690 Трансформации социальной политики и дискурса социальной справедливости в России 2018-04-23T01:57:17+03:00 Елена Николаевна Данилова endanilova@gmail.com <p><em><strong>Елена Николаевна Данилова</strong> </em>– кандидат социологических наук, руководитель, Центр теоретических и историко-социологических исследований, Институт социологии РАН; Федеральный научно-исследовательский социологический центр РАН. Адрес: 117218, Москва, ул. Кржижановского 24/35, к. 5. E-mail: endanilova@gmail.com</p> <p><strong>Цитирование:</strong> Данилова Е.Н. (2018) Трансформации социальной политики и дискурса социальной справедливости в России // Мир России. Т. 27. № 2. С. 36–61. DOI: 10.17323/1811-038X-2018-27-2-36-61</p> <p>В статье рассмотрены изменения социальной политики в сочетании с трансформациями дискурса о социальной справедливости. Выделяются несколько этапов: советское время, перестройка и период реформ в постсоветской России. Анализируются основные акценты и обсуждаемые вопросы, которые стояли на повестке дня социальной политики в каждый из периодов, а также дискурс о социальной справедливости в официальной риторике, экспертных мнениях (прежде всего относительно социального неравенства) и режимах социального государства. Споры о социальной справедливости встроены в идеологический дискурс и усиливаются в преддверии и сопровождении масштабных социальных изменений. В статье показано, что российская социальная политика, будучи отражением внутриполитической борьбы под воздействием экзогенных и эндогенных факторов на каждом из перечисленных этапов, трансформировалась в модель, не похожую ни на одну из существующих. Она имеет гибридный характер: последовательная ориентация на неолиберальную логику реформ сочетается с авторитарно-бюрократической машиной управления и специфическим набором техник государственного распределения и регулирования. Социальная политика даже в годы относительного подъема практически не меняла ситуацию социального неравенства, установившуюся <br>в начале 1990-х годов.</p> 2018-04-16T00:00:00+03:00 ##submission.copyrightStatement## https://mirros.hse.ru/article/view/7691 Институционально-экономический контекст формирования нефинансового богатства российских домохозяйств: от приватизации к приобретению 2018-04-23T01:57:16+03:00 Татьяна Юрьевна Богомолова bogtan@rambler.ru Татьяна Юрьевна Черкашина touch@nsu.ru <p><em><strong>Татьяна Юрьевна Богомолова</strong></em> – кандидат социологических наук, заведующий, Отдел социальных проблем, Институт экономики и организации промышленного производства СО РАН; доцент, кафедра общей социологии, Новосибирский национальный исследовательский государственный университет. Адрес: 630090, Новосибирск, проспект Академика Лаврентьева, д. 17. E-mail: bogtan@rambler.ru</p> <p><em><strong>Татьяна Юрьевна Черкашина</strong></em> – кандидат социологических наук, старший научный сотрудник, Институт экономики и организации промышленного производства СО РАН; заведующий, кафедра общей социологии, Новосибирский национальный исследовательский государственный университет. Адрес: Адрес: 630090, Новосибирск, проспект Академика Лаврентьева, д. 17. E-mail: touch@nsu.ru</p> <p><strong>Цитирование:</strong> Богомолова Т.Ю., Черкашина Т.Ю. (2018) Институционально-экономический контекст формирования нефинансового богатства российских домохозяйств: от приватизации к приобретению // Мир России. Т. 27. № 2. С. 62–89. DOI: 10.17323/1811-038X-2018-27-2-62-89</p> <p>В статье соотнесены институциональные условия и результаты формирования в динамике нефинансового богатства домохозяйств в новейшей истории России. Индикаторами процесса формирования нефинансового богатства домохозяйств выступили обеспеченность ключевыми нефинансовыми активами и профиль стратификации домохозяйств по количеству активов в собственности. В исследовании для описания институционального фона формирования нефинансового богатства населения в 1991–2014 годах использована государственная и ведомственная статистика о приватизации предприятий, жилья, сельскохозяйственной земли, строительстве жилья, производстве и продаже автомобилей. На данных Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ выполнены расчеты, отражающие эволюцию в 1994–2014 годах численности домохозяйств, которые обладают тем или иным нефинансовым активом, а также демонстрирующие концентрацию активов в домохозяйствах. </p> <p>Показано, что к концу 1990-х годов приватизация национального богатства как механизм массового превращения населения в обладателей нефинансового богатства себя исчерпала. Рост доходов населения с середины первой декады 2000-х годов сопровождался развитием потребительского кредитования, государственными программами по увеличению жилищного строительства и производства автомобилей. Эти институциональные стимулы создали для российских домохозяйств не только возможности, но и риски для формирования нефинансового богатства через приобретение собственности. В течение 1994–2014 годов поступательно увеличивалась доля домохозяйств, владеющих жилищными активами и транспортными средствами, в то время как доля собственников земельных участков и производственных активов сокращалась. В рассматриваемый период существенно уменьшилась доля домохозяйств, не обладающих нефинансовыми активами; параллельно наблюдалась тенденция к поляризации: росла относительная численность домохозяйств с одним активом в собственности и домохозяйств, имеющих более трех активов. </p> 2018-04-16T00:00:00+03:00 ##submission.copyrightStatement## https://mirros.hse.ru/article/view/7692 Comparing Finnish and Russian Work Life [Труд в Финляндии и России: сравнительное исследование] 2018-04-23T01:57:15+03:00 Harry Melin harri.melin@uta.fi <p><em><strong>Харри Мелин</strong></em> – профессор социологии, проректор, Университет Тампере, Финляндия. Адрес: 4 Kalevantie, 33100, Tampere, Finland. E-mail: harri.melin@uta.fi</p> <p><strong>Цитирование:</strong> Melin H. (2018) Comparing Finnish and Russian Work Life. Mir Rossii,&nbsp;vol. 27, no 2, pp. 90–108. DOI: 10.17323/1811-038Х-2018-27-2-90-108</p> <p>В статье сравниваются трудовые отношения и условия труда в Финляндии и России по нескольким ключевым показателям.&nbsp;</p> <p>Во-первых, определяется отношение к оплате труда, ее роли как мотиватора&nbsp;трудовой деятельности. В России в отношении к труду традиционно преобладали<br>инструментальные ценности. Этому в немалой степени способствовало установление жесткого временного регламента присутствия на рабочем месте и процедуры увольнения. В отличие от скандинавских стран работники в постсоветской&nbsp;России считают занятость важным жизненным приоритетом. Это связано с тем,&nbsp;что формальный аспект социальной политики в России представлен гораздо слабее, чем в странах Скандинавии. Одним из примеров этого может служить система&nbsp;поддержки безработных, и поскольку в России она малоэффективна, работники<br>придают занятости большое значение.</p> <p>Второй важный показатель, демонстрирующий различия между Финляндией и Россией, – это наличие дискриминации и фаворитизм, имеющий источником&nbsp;неформальные отношения. В Финляндии показатель фаворитизма в сфере труда&nbsp;всегда был гораздо ниже, чем в России. Третий показатель характеризует разные&nbsp;практики управления в России и Финляндии. В Финляндии руководители гораздо&nbsp;более терпимо относятся к возможным трудовым конфликтам. У финских руководителией широко практикуется ведение переговоров с влиятельными профсоюзами. В России традиционно доминирует авторитарный тип руководства, уходящий&nbsp;корнями еще в советскую эпоху. Данные исследования показывают, что имеющиеся&nbsp;различия остаются, несмотря на тенденцию их смягчения. Например, работники в&nbsp;Финляндии и России отмечают примерно схожий уровень удовлетворенности качеством руководства. Однако при ближайшем рассмотрении, при фокусировке исследования на отдельных показателях удовлетворенности выясняется, что российские&nbsp;респонденты гораздо ниже оценивают своих руководителей, чем респонденты в<br>Финляндии. Наибольшие различия обнаруживаются в измерении доверия: россияне гораздо меньше доверяют руководству предприятия, чем финны.</p> <p>Исследование продемонстрировало не только различия в сфере труда в Финляндии и России, но и нарастающее сходство по некоторым показателям. Переход&nbsp;к рынку существенно изменил условия труда в России и создал предпосылки для&nbsp;сближения России и Финляндии по ряду параметров. Например, в России доля тех,&nbsp;кто фиксирует случаи дискриминации и фаворитизма, уменьшается, в то время как&nbsp;в Финляндии она остается прежней. Вместе с тем в некоторых аспектах сближения не происходит. Например, стили руководства в России по-прежнему тяготеют&nbsp;к авторитаризму, в то время как в Финляндии сохраняются практики диалоговых&nbsp;отношений между руководством и работниками. Различия подобного рода имеют&nbsp;источником разные культуры и традиции. Культурный фактор консервирует некоторые из практик прошлого, затрудняя изменения, которые стимулируются рыночным типом отношений.</p> <p>В целом есть основания говорить о том, что труд в России организован примерно так же, как в большинстве европейских стран. По многим показателям Россия близка к Финляндии, причем не только в государственном, но и частном секторе экономики. Отмеченные изменения подсказывают необходимость дальнейших&nbsp;исследований в этом направлении.</p> 2018-04-16T00:00:00+03:00 ##submission.copyrightStatement## https://mirros.hse.ru/article/view/7693 Траектории старения женщин в современной России 2018-04-23T01:57:15+03:00 Ирина Андреевна Григорьева soc28@yandex.ru Ирина Леонидовна Сизова sizovai@mail.ru <p><em><strong>Ирина Андреевна Григорьева</strong></em> – доктор социологических наук, профессор, кафедра теории и практики социальной работы, факультет социологии, Санкт-Петербургский государственный университет; Центр технологий электронного правительства, Университет ИТМО. Адрес: 191124, Санкт-Петербург, ул. Смольного, д. 1/3, 9-й под. E-mail: soc28@yandex.ru</p> <p><em><strong>Ирина Леонидовна Сизова</strong></em> – доктор социологических наук, профессор, кафедра прикладной и отраслевой социологии, факультет социологии, Санкт-Петербургский государственный университет. Центр технологий электронного правительства, Университет ИТМО. Адрес: 191124, Санкт-Петербург, ул. Смольного, д. 1/3, 9-й под. E-mail: sizovai@mail.ru</p> <p><strong>Цитирование:</strong> Григорьева И.А., Сизова И.Л. (2018) Траектории старения женщин в современной России // Мир России. Т. 27. № 2. С. 109–135. DOI: 10.17323/1811-038X-2018-27-2-109-135</p> <p><br>В центре внимания авторов статьи находятся траектории старения женщин в современной России, которые трансформируются в условиях увеличивающейся продолжительности жизни, сокращающихся ресурсов на обеспечение старости и возрастающей неопределенности будущего. На материалах современных зарубежных и российских социологических исследований анализируются концепт старения и представления о положении пожилых людей в мире. Авторы приходят к выводу, что необходимо переосмысление места старшего поколения в обществе, акцентирование потенциала нынешних и будущих пожилых. Эта переоценка представляет вызов как для социологической науки, так и для социальной безопасности общества. Исключение эйджизма, т.е. возрастной дискриминации на институциональном уровне и в общественном дискурсе, предполагает кардинальную смену парадигмы старения и вовлечения пожилых во все стороны социальной жизни, помощь им в выстраивании жизненных стратегий в условиях множественности выборов.</p> <p>Вторая часть статьи посвящена дискуссиям о современном феномене феминизации старости, которые детализируют картину происходящих изменений в стратификационных моделях и неравенствах, формируют отдельные «миры» старости. Особенно негативная ситуация складывается в России, где быстро растет доля пожилых женщин, а их социальная изоляция поддерживается на нескольких уровнях: в системе занятости, в частно-семейной сфере, в самоорганизации и в субъективном восприятии собственной жизни.</p> <p>Теоретические посылы данной статьи послужили толчком для прикладного изучения основных особенностей старения российских женщин после 50. На базе данных трех волн Российского мониторинга экономического положения и здоровья НИУ ВШЭ (2009, 2011, 2015 гг.) изучались проблемы занятости, самоидентификация, формы активности и потребности в организации жизни российских женщин. Активным во второй половине жизни российских женщин является возраст от 50 до 60 лет, затем следует заметный спад. Структура и виды жизненных занятий российских женщин вне трудовой деятельности в целом похожи и являются традиционными. Их интенсивность и разнообразие варьируются в зависимости от нескольких взаимосвязанных компонентов: возраста женщин, вовлеченности в профессиональную деятельность, семейного положения, материального обеспечения и состояния здоровья.</p> <p>&nbsp;</p> 2018-04-16T00:00:00+03:00 ##submission.copyrightStatement## https://mirros.hse.ru/article/view/7694 Реализация программы содействия занятости через профессиональное переобучение женщин с маленькими детьми в городе Москве 2018-04-23T01:57:14+03:00 Ирина Евгеньевна Калабихина ikalabikhina@yandex.ru Светлана Сергеевна Бирюкова sbiryukova@hse.ru Алла Олеговна Макаренцева makarentseva-ao@ranepa.ru <p><em><strong>Ирина Евгеньевна Калабихина</strong></em> – доктор экономических наук, профессор, заведующая, кафедра народонаселения экономического факультета, МГУ имени М.В.&nbsp;Ломоносова. Адрес: 119991, Москва, Ленинские горы, 1, стр. 46. E-mail: ikalabikhina@yandex.ru</p> <p><em><strong>Светлана Сергеевна Бирюкова</strong></em> – кандидат экономических наук, ведущий научный сотрудник, Институт социальной политики, Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики». Адрес: 109074, Москва, Славянская площадь, д. 4, стр. 2. E-mail: sbiryukova@hse.ru</p> <p><em><strong>Алла Олеговна Макаренцева</strong></em> – кандидат экономических наук, заведующий, Лаборатория исследований демографии и миграции, Институт социального анализа и прогнозирования, Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ. Адрес: 119034, Москва, Пречистенская наб., д. 11. E-mail: makarentseva-ao@ranepa.ru</p> <p><strong>Цитирование:</strong> Калабихина И.Е., Бирюкова С.С., Макаренцева А.О. (2018) Реализация программы содействия занятости через профессиональное переобучение женщин с маленькими детьми в городе&nbsp;Москве // Мир России. Т. 27. № 2. С. 136–162. DOI: 10.17323/1811-038X-2018-27-2-136-162 </p> <p>Статья посвящена исследованию эффективности реализации программы активного содействия занятости женщин с маленькими детьми в городе Москве. Ее авторы ставят перед собой и последовательно решают несколько задач. В первой части статьи на базе обобщения теоретических концепций и международного опыта реализации программ содействия трудоустройству дана оценка обоснованности программы профессиональной переподготовки женщин с детьми в возрасте до трех лет как компоненты государственной политики занятости и демографической политики. Анализ показывает, что программы&nbsp;ки содействия занятости, однако для родителей с малолетними детьми их недостаточно, они должны дополняться кооперацией с работодателями и развитием сектора услуг по уходу и присмотру за детьми. Во второй части работы дана характеристика действующей программы с точки зрения ее масштабов, структуры и клиентской базы. На данных московской службы занятости по реализации программы в 2013–2016 годах авторы демонстрируют, что спрос на нее постепенно увеличивается. В третьей части статьи приведен анализ барьеров реализации программы, а также запросов к ее формату со стороны потенциальных клиентов, выполненный на основе показателей авторского качественного обследования. Разбор материалов глубинных интервью свидетельствует о том, что со стороны женщин с детьми есть запрос на совершенствование современных профессиональных навыков, а также навыков работы с компьютером и в узкопрофильных программах. Задачей для них является получение конкурентного преимущества, «строки в резюме», при этом запрос на перепрофилирование и обретение нового навыка встречается реже.&nbsp;</p> 2018-04-16T00:00:00+03:00 ##submission.copyrightStatement## https://mirros.hse.ru/article/view/7695 Социальная база культурности: объясняют ли Пьер Бурдье, Пол ДиМаджио и другие паттерны участия в культурной жизни российского мегаполиса 2018-04-23T01:57:13+03:00 Михаил Евгеньевич Илле red_tel@mail.ru Михаил Михайлович Соколов msokolov@eu.spb.ru <p><em><strong>Михаил Евгеньевич Илле</strong></em> – старший преподаватель, кафедра философии и социальных коммуникаций, Санкт-Петербургский университет гражданской авиации; издатель и редактор журнала «Телескоп»: журнал социологических и маркетинговых исследований. Адрес: 190005, Санкт-Петербург, Измайловский пр., 14, комната 508. E-mail: red_tel@mail.ru</p> <p><em><strong>Михаил Михайлович Сокол</strong><strong>о</strong><strong>в</strong></em> – кандидат социологических наук, профессор, факультет политических наук и социологии, Европейский университет в Санкт-Петербурге. Адрес: 191187, Санкт-Петербург, ул. Гагаринская, д. 3а. E-mail: msokolov@eu.spb.ru</p> <p><strong>Цитирование:</strong> Илле М.Е., Соколов М.М. (2018) Социальная база культурности: объясняют ли Пьер Бурдье, Пол ДиМаджио и другие паттерны участия в культурной жизни российского мегаполиса // Мир России. Т. 27. № 2. С. 163–188. DOI: 10.17323/1811-038X-2018-27-2-163-188</p> <p><br>Несмотря на активно дебатируемый вопрос о применимости западной теории к российской действительности, мы находим лишь очень немного случаев, когда эта применимость становилась бы предметом эмпирического исследования. В предлагаемой статье мы сравниваем объяснительную силу пяти конкурирующих теорий культурного потребления на материале Мониторинга культурной жизни Санкт-Петербурга 2005–2011  годов – демонстративного потребления, культурного воспроизводства, культурной мобильности, статусной автономии и плюрализации жизненных стилей. Мы описываем эти теории а затем пробуем извлечь из них предсказания в отношении влияния базовых социальных атрибутов на “культурность” индивида. В целом ожидания, основанные на теориях культурного воспроизводства (Бурдье), хуже всего согласуются с нашими данными; демонстративное потребление и культурная мобильность также дают несколько неточных прогнозов. Наш вывод состоит в том, что теория статусной автономии остается единственной, которую данные не опровергают, но, возможно, плюрализация жизненных стилей имеет место в младших поколениях. </p> 2018-04-16T00:00:00+03:00 ##submission.copyrightStatement## https://mirros.hse.ru/article/view/7696 Курдский вопрос в Адыгее 2018-04-23T01:57:12+03:00 Нодар Зейналович Мосаки nodarmossaki@gmail.com <p><em><strong>Нодар Зейналович Мосаки</strong></em> – кандидат исторических наук, старший научный сотрудник, Институт востоковедения РАН. Адрес: 107031, Москва, ул. Рождественка, д. 12. E-mail: nodarmossaki@gmail.com</p> <p><strong>Цитирование:</strong> Мосаки Н.З. (2018) Курдский вопрос в Адыгее // Мир России. Т. 27.&nbsp;№ 2. С. 189–202. DOI: 10.17323/1811-038X-2018-27-2-189-202 </p> <p>Курды начали жить в России (РСФСР, Российской Федерации), по сути, в последние 2–3 десятилетия, и в этом смысле можно только приветствовать разносторонние исследования российских курдов. В настоящей статье обсуждается коллективная монография ведущих ученых из Адыгейского государственного университета «Курды Адыгеи». По мнению авторов, курды, в связи с их «большой» численностью и «угрожающим» воспроизводством, представляют фактор, дестабилизирующий этнодемографическую и социально-политическую ситуацию в Республике Адыгее. Авторы ставят перед собой задачу всесторонне исследовать курдов, и соответственно содействовать решению зарождающейся курдской проблемы как в Адыгее, так и в других регионах в местах их компактного проживания. Практически любая работа не застрахована от критических замечаний, однако рецензируемую монографию нельзя рекомендовать в виде академического произведения. Сама постановка исследовательской проблемы лишена научного подхода и основана на рассуждениях весьма спекулятивного характера. Помимо прочего, в некоторых работах авторов монографии имеются вопиющие недостатки.</p> 2018-04-16T00:00:00+03:00 ##submission.copyrightStatement##