The War Against Modernity: The Theology and Politics of Contemporary Muslim Extremism [ Широ Д. Война против идей и практик модерна: теология политика современного исламского экстремизма]

  • Daniel Chirot
Ключевые слова: социальное развитие, национализм, конфликт, современность, фундаментализм

Аннотация

Дэниел Широ – Herbert J. Ellison Professor of Russian and Eurasian Studies, University of Washington, Seattle. Address: box 353650, Seattle, WA 98195, USA. §E‐mail: chirot@u.washington.edu

В статье исследуются причины, приведшие к возрождению и усилению фунда менталистских идей в исламе. В любой системе религиозных идей существуют течения экстремистского характера, призывающие вернуться к изначальным, «чи стым» от внешних влияний верованиям, однако, как правило, число их сторонни ков невелико. Большинство мусульман отвергают необходимость и возможность насилия против иноверцев, но нельзя отрицать, что в современных государствах с исламским населением идеи фундаментализма получают поддержку миллионов сторонников. По данным исследования, проведенного центром Пью в 2015 г., большинство мусульман отрицают необходимость исламского халифата в Ираке и Сирии, име нуемого на арабском языке ДАИШ5, но при этом значительная доля опрошенных полагает, что ислам должен быть очищен от «вредных примесей» и вести борьбу против внутренних врагов и иноверцев для того, чтобы вернуться к своим корням и восстановить влияние, позволявшее первым поколениям мусульман изменять мир. Поскольку ИГИЛ – это наиболее очевидное и в некотором смысле успешное политическое движение, исповедующее крайние формы насилия, поддержка его программы и практик является хорошим индикатором отношения в салафизму. Около 9% пакистанцев имеют положительное мнение об ИГИЛ, 28% оценивают его программу и действия отрицательно, 62% заявляют, что не имеют определен ной точки зрения. Даже в такой умеренной стране, как Индонезия с наибольшей концентрацией мусульман в мире, 4% относятся к ИГИЛ положительно, 79% – отрицательно, остальные затрудняются с ответом. Малайзия также считается страной, где руководство стремится избегать политические крайности, но и в ней ИГИЛ поддерживают 11%. В Турции, еще недавно проводившей светскую поли тику, за ИГИЛ высказываются 8%. В Нигерии эта организация имеет поддерж ку 14% населения, несмотря даже на то, что большинство нигерийцев презирают и ненавидят Боко Харам – жестокого союзника ИГИЛ в Северной Нигерии. Опросы, проводимые центром Пью, показали, что 16% мусульман, живущих во Франции, считают, что террористические акты, направленные против граждан ских лиц, часто или иногда оправданы. В Великобритании и Испании доля тех, кто поддерживает террор, примерно такая же – 15–16%. В Германии сторонников тер рора меньше – 7%. В Египте 28% полагают, что теракты оправданы часто или ино гда, в Турции –17%, в Пакистане – 14%, а в Индонезии – 10%. Также следует под черкнуть, что среди молодых мусульман доля тех, кто выступает за теракты, выше, чем в группах старшего возраста. С учетом того, что в мире живет 1,6 млрд му сульман, есть все основания утверждать, что от 80 до 100 млн чел. поддерживают экстремизм. Разумеется, было бы неверно предполагать, что все они готовы совер шать террористические акты, но именно в этой среде экстремисты ищут и находят сочувствующих их целям. Объяснение этого явления следует искать в истории государств с преобла дающим исламским населением. Изначально ислам развивался как любая другая религия, впитывая в себя достижения нескольких цивилизаций, их идеи и опыт развития. Греческая философия, персидская идея, касающаяся институтов управ ления, литература и искусство Ближнего Востока доисламского периода внесли свой вклад в развитие идей ислама, сделали его привлекательным для народов Востока. Молодая религия стала базой новой цивилизации, границы которой про стирались от Центральной Азии до Испании, однако впоследствии влияние ислам ских государств пошло на спад. Исламские теологи объясняли этот упадок тем, что исламские страны отошли от идей истинной веры и попали под влияние чуждых им идей европейской цивилизации. Эти идеи оставались маргинальными до XX в., т.е. до того времени, когда страны Ближнего Востока и Центральной Азии сделали попытку войти в тренд развития. При этом следует отметить, что идеи Просвеще ния в мусульманском мире прививались с трудом. По всей видимости, это можно объяснить тем, что Просвещение было западной, европейской, идеологией, часто отождествляемой с колониальным владычеством западных стран. Но тем не ме нее были все основания полагать, что мусульмане не останутся в стороне от идей прогресса. Выдающиеся исламские мыслители пытались выработать компромисс между идеей модерна, окрашенной отчасти в либеральные цвета, и религиозной верой. В мусульманских странах появлялись интеллектуалы, стремящиеся вестер низировать общество, принимая на вооружение значительную часть либеральной программы Просвещения. Однако в настоящее время подобные попытки вряд ли увенчались бы успехом. Принимая во внимание расцвет высокой культуры и науки в исламских обще ствах во времена Омейядов и даже Аббасидов, невозможно понять природу со противления Просвещению в современном исламе. Существует несколько объяс нений причин, по которым прервался «золотой век»исламской мудрости и науки. Согласно первому объяснению, огромный ущерб исламским обществам нанесло монгольское вторжение, в особенности осада Багдада в 1258 г., завершившаяся разгромом города, чудовищными разрушениями, смертью выдающихся ученых, уничтожение великолепных библиотек и знаменитого Дома Мудрости. Второе объяснение коренится в получившем распространение в исламских обществах учении Абу Хамида Аль Газали (1058–111 гг.). В его текстах прослеживалась мысль о том, что арабская философия, впитавшая греческую мудрость, не име ла настоящей ценности для мусульман, потому что не стала основой истинной веры. Третье объяснение связывает закат «золотого века» с отсутствием социаль ного запроса на научные исследования: в отличие от обществ на Западе, где они концентрировались в университетах, наука на Востоке не получала поддержки в обществе ни на институциональном, ни на корпоративном уровне. Четвертое объ яснение фокусируется на соотнесенности упадка науки в исламских странах с по следовавшим за этим сокращением числа переводов и уменьшении образованной прослойки, владевшей несколькими языками. Изменения политической ситуации в исламском мире привели к истощению сил, которые питали интеллектуальную полемику «золотого века» Тем не менее идеи модернизации продолжали циркулировать в исламских обществах. Одним из исламских ученых, пытавшихся модернизировать ислам, 151 Война против идей и практик модерна: теология и политика современного исламского экстремизма, стр. 127–151 стал Джамаль аль Дин Аль Афгани (1836–1897 гг.). На протяжении всей жизни он работал советником при правительствах в исламских странах, занимался развити ем науки и образования в соответствии с идеями ислама. В новейшей истории идеи модернизации, сыгравшие определенную роль в подъеме национализма и исламского социализма, были использованы в поли тических программах преобразований, и в частности в программе партии Баас (баасистские режимы пришли к власти в Ираке и Сирии). В большинстве случаев националистические режимы оказались неэффективными агентами модернизации, породив коррупцию и застой в экономике и социальной сфере. Крах идей модер низации на фоне увеличивающегося отставания от стран Запада и успеха Израиля, наращивающего экономическую и военную мощь в самом сердце арабского мира, создал социальные предпосылки для подъема оппозиционных движений фунда менталистской ориентации. Разочарование населения стало базой поддержки идей исламских мыслителей, выступающих за возрождение исламских государств на новой идейной основе и предлагающих очистить ислам от тех влияний, которые обогащали его на этапе становления, и прежде всего от идей модерна. На этой волне возникло учение Сеийда Кутба, подхваченное экстремистами из «Братьев мусульман» в Египте, лидерами ваххабитского движения в Саудовской Аравии и исламистами Талибан в Афганистане. Военное вмешательство западных стран (и прежде всего США в Ираке и Афганистане) только ускорило ферментацию идей фундаментализма, стимулировало возникновение Аль-Каиды, а затем и запрещен ной в Российской Федерации ИГИЛ. Деконструкция идеи фундаментального ислама в исторической перспекти ве дает возможность разглядеть в его основании социальные причины, включая неудачи модернизации и глобализации, влияние международной политики и мо билизующую роль идей, проникающих из области смыслов в область реальной политики.

Скачивания

Данные скачивания пока не доступны.
Опубликован
2017-03-04
Как цитировать
Chirot, D. (2017). The War Against Modernity: The Theology and Politics of Contemporary Muslim Extremism [ Широ Д. Война против идей и практик модерна: теология политика современного исламского экстремизма]. Мир России, 26(1), 127-151. извлечено от https://mirros.hse.ru/article/view/4876
Раздел
РЕЛИГИИ МИРА